Спор Apple с FBI

Что случилось?

16 февраля федеральный суд в Риверсайде, штат Калифорния, обязал Apple помочь ФБР разблокировать iPhone одного из уничтоженных ранее террористов, убившего 14 человек в центре помощи инвалидам.

На следующий день, 17 февраля, Тим Кук опубликовал открытое письмо, в котором заявил, что компания не намерена выполнять решение суда и будет его опротестовывать.

Почему это должно быть интересно?

Этот инцидент поднял ряд важных вопросов, которые назревали уже довольно давно. Основной из них о том, что более важно — сохранность персональных данных или противостояние терроризму.

К 23 февраля ФБР требовало от Apple помочь им во взломе ещё двенадцати различных телефонов. Если бы хоть один был расшифрован, то это создало бы прецедент, а значит, правительство смогло бы получать доступ к любой зашифрованной информации. С развитием интернета вещей это бы означало доступ абсолютно ко всей информации о гражданах. С другой стороны, вслед за США правительства других стран тоже могут потребовать предоставить им данные пользователей.

Ещё более интересным этот случай становится на контрасте с российскими реалиями, но об этом позже.

Это первый случай, когда власти выступают против ПО, осуществляющего шифрование?

Оказывается, нет. Так, ещё до этого обвинения в поддержке терроризма неоднократно поступали в адрес мессенджера Telegram. Это было вызвано информацией о том, что Telegram используют террористы из ИГИЛ (организация признана экстремистской в России и запрещена). Тогда Павел Дуров заявлял, что боевики просто выбирают самый безопасный вариант общения и, доводя логику обвинений до абсурда, предложил запретить слова, мол с помощью них тоже общаются террористы.

Однако, тогда эта тема обсуждалась не долго, и не вызвала такого общественного резонанса.

Какого общественного резонанса?

Например, 23 февраля в 50 городах США прошли митинги в поддержку Apple под лозунгами «Не взламывайте наши телефоны» и «Спасибо, Apple».

Против действий ФБР высказались почти все гиганты IT-индустрии. Так, Facebook и Twitter поддержали Apple практически сразу.

Мы будем продолжать энергично бороться против того, чтобы компаниям выдвигались требования ослабить безопасность систем. Эти требования создадут пугающий прецедент и будут препятствовать усилиям компаний по обеспечению безопасности своих продуктов.

— представитель Facebook

Позднее к ним присоединились Google, Amazon и Microsoft (хотя основатель Microsoft, Билл Гейтс, однозначно поддержал спецслужбы).

Билл Гейтс и президент США Барак Обама Фото: Evan Vucci / AP

Билл Гейтс и президент США Барак Обама
Фото: Evan Vucci / AP

Эдвард Сноуден, американский технический специалист и бывший сотрудник АНБ, который обнародовал факты о глобальной слежке, которую проводят правительства 35 стран, неоднократно высказывался в Твиттере по этому вопросу:

Технологические модификации, которых требует ФБР, сделают возможным взлом iPhone модели 5С или старше в течение получаса

ФБР создает мир, в котором граждане полагаются на Apple в том, что касается защиты их прав, а не наоборот

Это самое важное за десятилетие дело, касающееся технологий

Согласно опросу исследовательского центра Pew, на сторону ФБР встал 51% американцев, тогда как позицию Apple разделяют 38%. Еще 11% опрошенных не определились.

Как в Apple намерены отстаивать свою позицию?

В Apple не только намерены, но и уже достаточно успешно отстаивают свою позицию через суд. Так, кроме ФБР иск против Apple подало и Министерство юстиции США. Судья Джеймс Оренштайн пришел к выводу, что власти не предоставили достаточных оснований для того, чтобы вынудить Apple помогать правительству против своей воли.

Второго марта представители Apple и ФБР выступали перед Конгрессом. При этом конгрессмены не разделили позицию спецслужб, заметив, что даже после внедрения бэкдора в смартфон ФБР потребуется расшифровывать данные приложений, которые никак с Apple не связаны, например, тот же Telegram.

Как это соотносится с российскими реалиями?

В России власти чувствуют себя достаточно свободно в отношении персональной информации. Так, в 2013 году представители ФСБ требовали от Павла Дурова открыть данные создателей групп, посвящённых украинскому Евромайдану, а также заблокировать антикоррупционную группу Алексея Навального, затем в 2015 году году депутаты Госдумы предлагали заблокировать Telegram из-за того, что там используется многоуровневое шифрование.

С первого сентября 2015 года действует закон о персональных данных, который обязывает хранить всю пользовательскую информацию на территории РФ, т.е. в зоне физической доступности для российских спецслужб. С первого же января 2016 года действует закон о забвении, который позволяет удалять из поисковиков любую информацию старше трёх лет, в том числе достоверную.

С 2012 года у властей России есть возможность заблокировать любой сайт, с недавнего времени для этого не нужно даже решения суда. По данным ресурса РосКомСвобода, почти 600 тысяч доменов блокируются без всяких на то оснований.

Разумеется, на таком фоне полномасштабная борьба Apple с ФБР выглядит очень впечатляюще. К сожалению, в России нет IT-компаний подобного уровня, которые могли бы себе позволить тратить крупные суммы на судебные разбирательства.

Пётр Соковых, транслятор двоичного кода в русский язык