0
Обложка: Хочу быть программистом. Батенька, у вас идея фикс

Хочу быть программистом. Батенька, у вас идея фикс

Я поступал в вуз в самом начале 2000-х. Тогда мнение абитуриента зачастую никого не интересовало и целые классы, как на заклание, шли на юристов и экономистов — волею и желанием родителей, уверенных, что это хлеб с маслом и чёрной икрой. Лучше, конечно, два высших, а для отличников и олимпиадников — сразу два. Более того, мой вуз даже оплачивал параллельное второе отдельным ребятам.

Так я стал экономистом и юристом, коими не проработал ни дня. Сразу после вуза я остался работать в самом вузе и админил несложную сетку, чистил древние Rover-ы, оберегал пуще глаза командировочные Sony и кабинет с первыми в городе маками. О да, наши студенты могли на них учиться. Если бы мы тогда всё знали…

Сейчас все хотят быть программистами. И, конечно, им все хотят помочь: новые университеты, курсы, школы программирования от горшка до пенсии, методисты, менторы и даже частные репетиторы (последние двое, пожалуй, самые толковые и полезные, когда честные).

Не отстают от помощников и компании, которые задорно раздували жерло зарплат, а в последнее время стали жадненькими и избирательными. В общем, получается реально как в модной песенке: «у России три пути: рейвы, водка и айти».

Наш с вами поезд стоит на третьем, хотя я бы не отказался от по-настоящему хорошего старого доброго рейва.

Почему многие хотят стать программистом

Ни один человек мира больше не повесит мне на уши лапшу о том, как круто быть программистом и решать проблемы людей с помощью изящного кода. Во-первых, нифига это не решает больше чем в половине случаев, во-вторых, изящный код это что-то краснокнижное, в-третьих, а чего ты не влюбился в программирование до 30-40-50 лет?

Дружище, оно существовало — более того, я знаю ребяток 70-80 годов рождения, которые в свои 15-16 лет уже кодили на всём, до чего дотягивались, и ни особенности языка программирования, ни крохотные пучеглазые мониторы, ни дорогие устройства памяти не имели никакого значения на пути к цели. Это вам не пушистых гоферов обнимать и жаловаться на мерцание третьего монитора.

Да! И сейчас есть крутыши — здесь ли, на Хабре ли, на Медиуме ли я вижу и 13-летних, и 15-летних, и 55-летних, которые знают, что они делают и куда идут (в старшем возрасте — пришли). НО ЭТО НЕ О НАС, ГОСПОДА ХОЧУВПРОГРАММИСТЫ.

Итак, первое и главное — это деньги. Конечно, слухи о фантастических зарплатах в ИТ отчасти преувеличены, рынок перегрет, но даже при этих условиях отрасль выглядит лучше остальных и условный джун в ИТ-компании получает ощутимо больше, чем интерн в медицине или начинающий инженер на заводе. Работа в ИТ действительно даёт возможность зарабатывать головой и гарантирует рост дохода вместе с ростом квалификации.

Конечно, есть нюанс: если вы решили войти в айти после тридцати, нужно быть готовым потерять сделанную карьеру и начать недалеко от нуля. Рост будет зависеть от вас, компании и конкуренции.

Второе — комфортный график, а то и удалённая работа. Распределённые команды и плавающий график в ИТ практиковались и до 2020 года, но ковидная атмосфера убедила самых упёртых руководителей. Мне есть с чем сравнивать и я говорю с максимальной уверенностью: удалёнка и плавающий график имеют большую ценность для любого человека.

И вовсе не потому что самые ловкие умудряются тянуть «левые» проекты, а потому что можно сэкономить часы активной жизни без дороги до офиса и обратно. Для многих это преимущество гораздо ценнее офисного кофе и уютного гамака в переговорной.

Удалённая работа в ИТ прижилась лучше всех по очевидной причине: разработчика, да и любого айтишника, можно легко проконтролировать без следилок и прочего. Если ты не работаешь в айтишной команде, ушки торчат сразу.

А вот если ты неленивый и относительно способный, удалёнка позволит и обучаться, и подрабатывать. С умом и совестью, конечно.

Третье — движущая людьми социофобия. Если обратиться к научной психологии, можно объяснить растущую социофобию в обществе. Многим людям комфортно проживать свои негативные эмоции внутри себя, скрытно, без плещущих дискуссий и бесконечных споров. А негативных эмоций в последние три года всем хватает, по тем или иным причинам.

Добавить к социально-экономической истерии личные беды и трудности, и вот вам — желание скрыться от утреннего офисного кофе и щебета коллег. В ИТ это опять же легко реализуемо: несмотря на высокую связность технической команды, каждый её член относительно самостоятелен внутри своих задач, а значит, может погружаться в работу и ограничивать общение. Ну это, конечно, если в команде не заведётся тимлид, помешанный на собраниях, митингах и бесконечных ретроспективах. 🙂

Четвёртое — имидж. Быть айтишником, и особенно программистом, — круто. Для кого-то этот аспект кажется важным, и это тоже мотивация. Социальный статус продолжает играть важную роль, особенно если вы настроены на карьерный рост, а не только на глубокое профессиональное развитие. Знаю, что многие ребята-программисты пренебрегают репутационным компонентом, а зря. Think about it.

Пятое — доступная работа. Я люблю ИТ за то что здесь редко что решают связи — мозги, они либо есть, либо их нет. Можно войти в 12, 17, 30, 50, можно достичь любых успехов самостоятельно, можно расти вертикально и горизонтально, идти на карьерные повороты, постоянно обучаться и менять технологии. И, наверное, ИТ — это тот случай, когда хобби легко может стать любимой работой.

Я бы мог сравнить ИТ с медициной, но в ней, во-первых, достаточно высокий возрастной порог (хотя бывают редкие исключения), а во-вторых, всё больше блата и кабинетных достижений. И почему-то думается мне, что ИТ к этому не придёт. Правда, я оптимист?

Наконец, шестое. Возможность использовать всё предыдущее в разных комбинациях.

Не романтизируй программирование!

Но если бы всё было так хорошо, я бы не написал эту статью.

Программисты — не рок-звёзды. Увы, ИТ-отрасль самая устойчивая и самая уязвимая. То, что сейчас происходит на рынке труда, я могу сравнить с пузырём доткомов. Рынок страдает и болеет: программистов море, а найти толкового сложно. Все толковые страшно удерживаются на своих проектах, а кто всё же успевает попасть в число соискателей, требует много денег и диктует условия, которые иногда так даже ставят под сомнение рентабельность такой инвестиции.

Начав в айти прямо сейчас, вы станете одним из сотен тысяч джунов, которые борются за относительно скучные места. А на этих местах ещё и не всегда есть условия для быстрого роста. Более того, в начале пути добиться роста проще не внутри компании, а курсируя от компании к компании на более высоких условиях (что, конечно, тоже чревато).

Выступление на конференции — не апогей карьеры. Вообще этот пункт не требует отдельного внимания, это скорее мой личный опыт. На очередной супер дорогой конференции я побывал на докладе разработчика одной известной компании, который зачитал нефиговый доклад про шардирование баз данных. Так вышло, что эта тема была для меня прямо в сердечко, и я пошёл к нему поговорить по теме.

И каково было моё удивление, когда он не смог ответить ни на один вопрос по глубоким нюансам. Просто потому что он был говорящей головой, тимлидом, который по сути не сделал руками ничего из того, о чём рассказывал. Это было лет пять назад и для меня, конечно, это стало разочарованием. Потом, разумеется, я повстречал немало таких примеров.

К чему это я? А нет апогея у карьеры айтишника: кто-то хочет вечно кодить, кто-то руководить, кто-то качаться скилы нетворкинга на конференциях, чтобы потом вписать это в резюме, а кто-то мечтает разработать свой Docker и собирает команду… Всё зависит от запросов и талантов. Если вы изначально погонитесь за деньгами, не факт, что вы обнаружите себя талантливым специалистом — весьма вероятно, что вы останетесь на уровне пре-мидла.

Кодить зачастую очень неинтересно. Нередко идущие в программисты полагают, что они спроектируют программу, разработают схемы и начнут писать совершенный код, покрывая его идеальными тестами (нет, они так не думают, о тестах они вообще ничего не знают). На самом деле, чаще всего ты просто пишешь часть кода внутри команды, работаешь над своей частью функциональности и редко выходишь за эти границы.

Исключение — самостоятельные разработчики, фрилансеры и программисты в единственном лице (один фронтендер, один бэкендер) на проектах, но это история для очень квалифицированных программистов. Собственно, в остальных подотраслях ИТ точно такая же ситуация.

После мидла трудно расти. Прокачаться до мидла довольно несложно: учись, работай, повторить в цикле. Далее появляются запросы на скилы управления, софтскилы, способность организовать разработку как комплексный процесс. Если вы «войти в айти после тридцати», вам может просто не хватить опыта и практики — вас на повороте обойдёт гораздо более молодой, но дико погружённый коллега. Для роста после мидла нужно приложить слишком много усилий — иногда это даже нецелесообразно, особенно, если амбиции не ваш конёк.

А вдруг у вас не получится? Скажу честно: я видел много идущих в программирование после других профессий, и по моим личным наблюдениям хоть что-то получается у 50%, а получается прямо успешно и быстро — менее, чем у 20%. Так что не буду обнадёживать: вероятность того что не получится, велика. Но я же за то, чтобы попробовать: во-первых, это интересно, во-вторых, развивает мозги, в-третьих, пробовать обязательно надо. Если есть время, желание и немного денег — пробуйте!

Что, чувак, боишься конкуренции?

Нет, не боюсь…потому что я не вошёл в айти 🙂 Ну то есть я не стал программистом, и занялся околоайтишной работой. Да, я могу запилить несложное приложение, проанализировать массив данных, собрать контейнер, работать с виртуализацией, но мне было стыдно работать так, как я, рядом с теми, кто это делает просто классно и нередко талантливо. Я лучше буду им полезен и всецело помогать.

Был ли это верный посыл, я не знаю — вероятно, с практикой я бы тоже стал ИТ-котищем из ИТ-котёнка. Но я нашёл свою точку синергии навыков и любви к технологиям. Ищите и вы. На программировании мир клином не сошёлся — этому миру нужно много разных героев. Осмотритесь.